Миссия Иуды Искариота

Особенности личности Иуды.

У любого христианина такой персонаж, как Иуда Искариот, всегда вызывал и вызывает только негативные чувства. Ну а как же иначе? Ведь предал он не кого-нибудь, а самого Иисуса Христа. Из-за такого неблаговидного акта это имя стало даже нарицательным, что почти всех предателей иногда тоже стали называть иудами. Хотя в самом имени «Иуда» плохого ничего нет. В переводе с древнееврейского – «Хвала Божия». Да и что здесь странного, раз такое имя носил один из братьев Христа, который стал автором одноимённого послания, и ещё один апостол. Иудой, от кого и пошло это имя, звали сына Иакова, родоначальника колена Иудина, к которому так же принадлежал Иисус Христос (Мф. 1:2). Но здесь речь пойдёт именно об Иуде Симонове Искариоте. Называется он так потому, что считается многими по своему происхождению  сын некоего Симона, из иудейского города Кариот, хотя на территории тогдашней Палестины было два города с таким названием. Есть, конечно, исследователи, которые не согласны с этой версией, но в данной работе я не стану ничего оспаривать. Мы остановимся только на двух основных событиях из его жизни. Сначала на том, как Иуда стал одним из двенадцати апостолов, и о том, как и зачем он предал Христа.

Нет, разумеется, я – далеко не первый, кто затрагивает эту тему, и до меня это всё уже объяснялось. Но отражено оно было в разных источниках. В одних – одно, в других – другое. Я решил это отчасти объединить, чтобы была какая-то цельность в описании всех этих событий, а это позволит лучше понять всю суть такого неординарного поведения самого Иуды. Ведь и оценки его поступка по отношению к Христу тоже давались не всегда одинаковые. Иногда это предательство воспринималось в качестве исполнения самой Божественной воли, без чего не было бы ни смерти, ни Воскресения Христова, а, следовательно, и той спасительной миссии, ради которой и состоялся приход Иисуса Христа в этот мир. В апокрифическом Евангелии от Иуды даже прямо сказано, что этому Иуде Искариоту надлежит совершить  высшее жертвоприношение, то есть принести в жертву самого Богочеловека. Лучшего эпитета тут даже и не придумаешь. Иуда, получается, чуть ли не среди блаженных. Но мы, разумеется, не будем делать таких выводов, а просто посмотрим, почему так произошло, и что из этого в результате вышло.

Апостол Христа.

Начнём с того, как же Иуда Искариот стал апостолом Иисуса Христа, и не просто апостолом, а одним из самых ближайших к Нему учеником. По какому принципу Иисус выбирал для Себя двенадцать учеников, в Евангелиях об этом подробно не рассказано, но по происходившим событиям видно, что здесь играла роль особая интуиция самого Спасителя (Ин. 2:25). Например, когда Христос призывал к себе Нафанаила, он же Варфоломей, что значит «сын Толомея», то, не видя его прежде, сказал про него, что в нём «нет лукавства» (Ин. 1:47). Двое других из будущих апостолов были до этого учениками Иоанна Крестителя (Ин. 1:39), то есть явно подходили для уготованной им судьбы. Все избираемые ученики должны были быть, безусловно, неприхотливы и выносливы, поскольку им надлежало следовать за таким Учителем, которому негде было, по Его же словам, «голову преклонить» (Лк. 9:58). Не случайно, наверное, что часть апостолов были рыболовами, которым такие качества действительны были свойственны.

Каким требованиям соответствовал Иуда Искариот, в Евангелиях не описано. Но был и ещё один признак, по которому Иисус выбирал себе учеников. Такой человек должен был без лишних раздумий оставить свой дом вместе со своими близкими родственниками, и, выйдя оттуда, не оглядываться больше назад (Лк. 9:62). Иуда Искариот, надо полагать, вполне соответствовал этим критериям, поскольку, в противном случае, он не смог бы столько времени, а это в течение трёх лет, постоянно следовать за Иисусом. К тому же, мы можем сказать, что Иуда обладал при этом некоторой харизмой, за что ему было доверено носить ящик с деньгами, какие имела эта малая община. Деньги, скорее всего, шли в качестве пожертвований, раз, как сказано, «туда опускали» (Ин. 12:6). Апостолы, судя по всему, знали, что он вор, что в этот ящик Иуда не раз опускал туда и свою руку, но не придавали этому значения, раз эта община не только не бедствовала, но ещё дополнительно жертвовала нищим (Ин. 13:29).

Чем же тогда руководствовался Сам Иисус, принимая Иуду Искариота к Себе в ближайшие ученики? Интересно, что когда Христос выбирал Себе двенадцать спутников, про Иуду сразу было сказано, что он есть тот, кто предаст Иисуса (Мф. 10:4). Невольно создаётся впечатление, что Спаситель как будто бы и брал его именно с этой целью. Разумеется, это не совсем так. Знал ли Христос заранее о том, что Иуда предаст Его впоследствии? Считается, что знал, раз Он был настоящим Провидцем, что некоторые сразу принимали Его за Пророка (Ин. 4:19).  К тому же, Иисус ещё задолго до Своей крестной смерти сказал ученикам о том, что «один из вас дьявол» (Ин. 6:70). Ясно, что речь шла об Иуде Искариоте. Богословы обычно называют три причины такого выбора Иисуса. Первая из них обусловлена желанием хоть как-то облегчить душу Иуды. Это, примерно, как мать заботится о своём тяжелобольном ребёнке, зная при этом, что тот однозначно обречён. Вторая причина имела духовно-назидательный характер, с целью показать будущим последователям новой церкви, к чему может привести человеческая страсть на примере того же Иуды. Третья причина состояла в том, чтобы предупредить будущих Своих последователей о том, что раз предателем сумел стать один из ближайших учеников Христа, то таковым тогда может стать любой другой.

Шаг к измене.

Теперь стоит разобрать причину, почему же Иуда пошёл на такое предательство. Некоторые увидели в этом акте добровольную реализацию Иудой пророчества о самом себе, которое значится в Писании: «Даже человек, мирный со мною, на которого я полагался, поднял на меня пяту» (Пс. 40:10), тем более, что Сам Иисус произнёс в отношении Себя эти же слова (Ин. 13:18). Есть даже мнение, что если бы Иуда вовремя раскаялся бы перед Христом о своём замысле, то этого предательства не произошло бы. Тогда мы можем сказать, что должен был в таком случае найтись другой Иуда среди апостолов Иисуса, который выполнил бы то, чего не стал делать Искариот. Ведь должен же кто-то «поднять пяту»! Так, где же истина? Попробуем дать свой ответ.

Вряд ли Иуда осознавал, что он намеренно исполняет пророчества из Писания. Во всяком случае, он сам ни разу об этом нигде не упоминает. В Евангелиях наоборот сказано о том, что в Иуду Искариота перед этим предательством вошёл сатана (Лк. 22:3), причём Иоанн уточняет, что это произошло сразу после того, как на тайной вечере Иисус подал Иуде кусок хлеба (Ин. 13:26-27). Такой жест на востоке обычно символизировал проявление уважения со стороны главы застолья, в данном случае, Иисуса Христа. Но Иуда такой знак принял за насмешку или за оскорбление, поскольку буквально перед этим Иисус прямо сказал ученикам своим о скором предательстве со стороны одного из них (Ин. 13:21). Поэтому Иуда воспринял это угощение, как прямое указание на самого себя. Иисус это, конечно, заметил, а потому не стал останавливать уже встававшего со своего  места Иуду (Ин. 13:30). Да и зачем, если тот прежде уже получил свои 30 серебренников за эту услугу от первосвященников (Мф. 26:15).

Какой вывод мы можем сделать из вышесказанного? И что означает выражение: «вошел сатана»? Одно мы можем сказать совершенно точно: никто не принуждал Иуду Искариота идти на такой неоднозначный шаг, как предательство. Это был его личный и добровольный выбор. Поводом для такого действия послужил поступок Марии, сестры Лазаря, которого перед этим Иисус воскресил из мёртвых. Мария тогда возлила сосуд драгоценного мира на голову Иисуса Христа, чем вызвало недовольство Его учеников, посчитавшим недопустимой такую растрату ценного благовония. (Мф. 26:7-8). Но самым недовольным среди них оказался, конечно же, Иуда Искариот. Я уже упоминал о том, что Иуда носил при себе ящик с деньгами. В сущности это означает, что он выполнял обязанности габбая (казначея) общины, хотя и не совсем честно. Но это увлечение привело к тому, что звание казначея погубило в Иуде апостола. Именно после этого поступка Марии он предложил первосвященникам свои услуги в качестве предателя.

Фразу «вошёл сатана в Иуду», я считаю, не следует понимать, что в самого Искариота якобы вселился бес. Нет, дальнейшее поведение Иуды не выдавало в нём бесноватого. Вёл он себя вполне холодно и расчётливо. Речь здесь может идти только об обмане, которому подвергнул себя Иуда по наущению сатаны. Как прежде говорил Сам Спаситель, что дьявол есть «лжец и отец лжи» (Ин. 8:44). Именно сатана, приняв образ змея, сумел обмануть Еву, уговорив её отведать плод с запретного дерева (Быт. 3:4). Точно такому же обману поддался Иуда, полагая, что своим поступком он совершает действительно доброе дело. Ведь не мог он не понимать, кого собрался предавать. Он не только слушал проповеди Иисуса Христа, но и был непосредственным свидетелем ряда Его чудес. Видел, как иудеи уже хотели раз нечаянно сделать Иисуса царём, после того, как он накормил около пяти тысяч человек (Ин. 6:15). Но Иисус тогда вовремя удалился от такого «мероприятия». Не настало, значит, Его время. Но ведь должно было, наверное, когда-то настать, как полагали некоторые. А Иуда, ради справедливости следует сказать, вовсе не был тогда одинок среди учеников Христа  в подобной надежде. Ведь просили прежде два апостола – Иаков и Иоанн Заведеевы, сесть им по правую и по левую сторону Иисуса в царствии Его (Мк. 10:37). Они же тоже ещё полагали, что Христос, будучи прямым потомком царя Давида, станет настоящим земным царём, а они при нём займут место как бы визирей. Не понимали они ещё тогда, что вместо трона их Равви (Учителя) ждёт Голгофа, а по правую и по левую сторону распяты вместе с ним будут разбойники. Впоследствии все апостолы это поймут, все, за исключением Иуды.

Версия предательства.

Первосвященники это предательство оценили, как известно, в 30 серебренников. Вряд ли они тогда задумывались о том, что исполнили тем самым пророчество Захарии об этой плате (Зах. 11:12), но вот Иуда Искариот, как истинный казначей, должен был знать, что за Иисуса Христа он получил сумму, которой ещё со времён Моисея оценивали простого раба (Исх,21,32). И эта цена уже при жизни Иуды была не малой, раз за неё впоследствии смогли купить участок для погребения странников (Мф. 27:7). Поймёт Иуда такой цинизм только впоследствии, когда уже арестованного Иисуса приведут к Понтию Пилату (Мф,27,2-3). Но что же тогда двигало Иудой, когда он прямо и бесповоротно пошёл на такой шаг? Всё, о чём мы говорили выше, служить могло, скорее всего, только поводом к таким действиям, но не причиной. Последняя должна была лежать глубже, но детально она так и осталась нераскрытой. Для объяснения этого я использую одну из версий, которая уже выдвигалась отдельными богословами, и она, на мой взгляд, нагляднее всего объясняет такой неординарный поступок Иуды.

Итак, снова начнём с того, что Иуда, несомненно, знал, кем на самом деле является его Учитель. Но Иуда хотел разглядеть в Иисусе ещё нечто иное, что видеть прежде старались также другие, в том числе часть апостолов. Об этом мы тоже уже говорили: будущего земного царя. И не просто правителя, а того, кто освободит свой народ от римского владычества. Для Иуды Искариота, судя по всему, мало было и этого. Он полагал, что Иисус, утвердившись на троне, сделает Иуду ещё и главным казначеем при своём дворе. Не зря же Искариот таскал на себе всё это время денежный ящик! Не суждено ему было тогда понять, что царство Иисуса есть не от мира сего, как было сказано об этом Понтию Пилату (Ин. 18:36). А когда Иуда понял, что предал «кровь невинную», то тогда оказалось, что было уже поздно.

Что ж, знал Искариот, что Иисус есть настоящий Мессия, что Он потомок Давида (Мф. 1:1), а, следовательно, Он есть законный наследник царского престола. При знаменитом входе Иисуса в Иерусалим Иуда видит, как торжественно народ встречает Христа. Воистину царские почести! Да вот незадача – царь-то должен въезжать в город, в прямом смысле слова, на белом коне, а вот Иисус предпочёл, почему-то, простого осла. И эта «странность» тоже, скорее всего, смутила Иуду. После торжественного въезда в Иерусалим, Иисус, почему-то опять не торопиться брать власть в свои руки, причём власть реальную, политическую. Вместо этого Христос зачем-то идёт в храм, да ещё сам лично при этом, разгоняет там торгующих и менял. А царское ли это дело – возиться с мелкими торговцами да спекулянтами? Вместо того, чтобы объединить народ вокруг себя для дальнейшей борьбы, Иисус зачем-то читает в храме ещё Свои нравственные проповеди. Ему что – трёх предыдущих лет для этого мало было?

Вот здесь и приходит в голову Иуды такая мысль: если он сам, то есть Иуда Искариот, лично не вмешается во весь этот процесс, то такой цели, как власть и влияние, он больше никогда уже не добьётся. Для того, чтобы Иисус Христос наконец-то «понял», как Ему нужно правильно действовать, чтобы всё сдвинулось, наконец, с такой малопонятной для Иуды точки, нужно своего Учителя с этой целью предать в руки первосвященников. Вот тогда Иисус действительно «поймёт», что пора применить ту Свою необыкновенную силу, которая до этого исцеляла больных и воскрешала мёртвых. Что Иисус не только никому не позволит Себя арестовать, а напротив, Сам пойдёт и арестует политическую и духовную верхушку Иерусалима. Вот тогда наконец-то и сбудутся заветные мечты Иуды!

Искариот хорошо понимал, что Иисуса никто не отважится арестовать открыто и при народе из-за опасности массового возмущения (Лк. 22:6). Значит, арест должен был произойти именно там, где Иисус проводил время только вместе со Своими учениками. И Гефсиманская роща оказалась для этой цели вполне удобным местом. Есть утверждения, что в таком предательстве якобы не было смысла, раз Иисуса слушало до этого уже много людей. Но кто из них знал о том, где Иисус останавливался на ночь со Своими учениками? Воины, которым надлежало арестовать Христа, могли Его вовсе не знать в лицо. Поэтому такая «услуга» Иуды была даже очень кстати. Выдал он Иисуса через поцелуй со словами «Радуйся, Равви!» (Мф. 26:49). Кто-то увидел и здесь настоящий цинизм в этих действиях Иуды. В самом деле, может ли быть иначе, раз акт предательства осуществляется через поцелуй, то есть через признак выражения любви? Но есть тут и иная оценка. Иуда считал, что он сам такими действиями делает только добро Иисусу, даёт Ему тем самым «понять», что пора, наконец, «власть употребить», и показать всем, кто тут на самом деле царь иудейский! Дескать, я так люблю Тебя, Учитель, что решил дать Тебе нужный знак, чтобы Ты показал всем, что от слов пора «перейти»  к делу! Вызови, наконец, эти «легионы ангелов», о которых Ты только что обмолвился (Мф. 26:53), и удача непременно придёт к Тебе! А уж потом и обо мне, Иуде, вспомнить тоже не забудь, и обо всём, что я для Тебя хорошего сделал! Так, во всяком случае, мог вполне рассуждать тогда Иуда Искариот.

В реальности, как известно, всё вышло совершенно иначе. Иисус арестован и предан в руки Синедриона – верховного судилища, где господствовала в то время партия саддукеев, наиболее жёсткая и непримиримая. Мало того, Христа ещё привели и на суд римского прокуратора – того, у кого есть право выносить уже смертные приговоры. Именно в этот момент Иуда сознаёт свою роковую ошибку. Только сейчас доходит до него, что не примет его Учитель земного царства, а самому Иуде уже никогда не стать придворным казначеем. Все его радужные мечты рушатся, что называется, в один миг! Вот после этого Иуда принимает в отношении себя действительно роковое решение – уйти из жизни. Перед этим он всё же решает покаяться перед первосвященниками, но тем до него уже не было никакого интереса. Иуда бросает им полученные от них же серебряники – они ему уже были незачем, после чего уходит, чтобы удавиться (Мф. 27:5). Но и такая, пусть лёгкая, но отнюдь не почётная смерть, не суждена была Искариоту. Засунув голову в петлю, и спустив после этого ноги, повисеть так надолго ему не удалось. Верёвка оказалась недостаточно прочной. Она тут же обрывается, и тело бывшего апостола падает, очевидно, с большой высоты на каменистую палестинскую почву. В результате такого падения у него сильно повреждается брюшная полость, причём так, что выпадают разом из неё все внутренности (Деян. 1:18). Вот такая мучительная кончина досталась Иуде Искариоту, как наказание ещё в земной жизни, пусть даже на её исходе, за совершённый им такой тяжкий грех, как предательство своего Учителя и Наставника, что стало настоящим и вечным назиданием для всех последующих поколений христиан.

2022 г.

Подписаться
Уведомить о
9 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
9
0
Напишите, что думаете по поводу статьи. Оставьте комментарий!x