Самое мрачное суеверие на планете

Это теперь государства планеты не сжигают, не вешают, не варят заживо, не расчленяют членов этой самой мрачной и странной секты в истории человечества.

А в первые три века нашей эры самое могущественное государство планеты – империя Рима, собравшая в себе сотни народов – их долго и неуклонно преследовало.

Самыми известными стали сады Нерона, где между фруктовых деревьев были воздвигнуты столбы, к которым сектанты привязывались.

Затем они обливались нефтью и все одновременно поджигались.

Между деревьями весело прогуливалась римская знать, наслаждаясь величием

и просвещенностью Рима, его демократией и высшей толерантностью — терпимостью ко всем народам и их верам.

Подчеркнем: ко всем, абсолютно всем верам.

Ну, правда, кроме одной — эту, одну единственную, Рим стерпеть не смог.

Её, эту самую мрачную и жуткую, зловредную и безумную веру — со всей очевидностью нельзя было терпеть в культурном цивилизованном мире!

 

***

Есть интересный польский фильм «Кво вадис» 2001 года — именно про эти события.

 

***

Вот ещё как описывает те события Тацит, историк Римской империи, в своих  знаменитых «Анналах» (кн. 15, гл. 44 – о пожаре Рима, учиненном Нероном):

«Ни средствами человеческими, ни щедротами принцепса невозможно было пресечь бесчестившую его молву, что пожар был устроен по его приказанию.

И вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виновных и предал

изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами.

Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат.

Подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев.

Итак, сначала были схвачены те, кто открыто признавали себя принадлежащими к этой секте, а за тем по их указаниям и великое множество прочих, изобличенных не столько в зловредном поджоге, сколько в ненависти к роду человеческому.

Их умерщвление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей,дабы они были растерзаны насмерть собаками; распинали на крестах; обреченных на смерть в огне поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения.

Для этого зрелища Нерон предоставил свои сады.

Также он дал представление в цирке, во время которого сидел среди толпы в одежде возничего или правил упряжкой, участвуя в состязании колесниц».

 

* * *

Отчего же новую секту преследовали, за что?

Членов секты обвиняли  в чудовищном разврате.

Обвиняли в каннибализме, даже и в поедании детей.

Считали дикими гордецами – безбожниками, отвергающими государственную власть и признанных всеми древних богов.

Вы не поверите, но новые «фанатики» отказывались поклоняться хоть какому-то  римскому богу, и вообще никаким богам — кроме своего, единственного!

Отказывались порой даже и под страхом смерти!

Не просто отказывались!

Мрачные сектанты называли прекрасных небесных любимцев народа – таких как Аполлон или Венера — злыми демонами.

Оскорбление богов – богохульство!

Богохульство может повлечь беды и скорби для целого государства, ибо оскорбленные боги могут страшно отомстить!

Потому римская государственная власть решительно и жестко боролась с новым суеверием.

 

* * *

Ну, а что теперь, спустя тысячелетия?

Теперь  все государства и народы планеты исчисляют год на дворе именно от года рождения Основателя «секты» — от Рождества Христова.

Сегодня на планете — 2022 год, причем для всех народов земли.

2022 год, считая именно от этого События, от Рождества Христова.

Заглянем в глубину веков, увидим, как это было.

Вот документальное свидетельство.

 

 

Из переписки государственного чиновника –

Плиния Младшего и римского императора Траяна

 

Справка:

 

Марк Ульпий Нерва Траян (лат. Marcus Ulpius Nerva Traianus), больше известный как Траян — римский император из династии Антонинов, правивший в 98—117 годах. Известен своими обширными завоеваниями. При Траяне территория Римской империи достигла максимальных размеров.

 

 

 

Письмо 96

 

Плиний императору Траяну.

Для меня привычно, владыка, обращаться к тебе со всеми сомнениями.

Кто лучше может направить меня в нерешительности или наставить в неведении?

Я никогда не присутствовал на следствиях о христианах: поэтому я не знаю, о чем принято допрашивать и в какой мере наказывать.

Не мало я и колебался, есть ли тут какое различие по возрасту (малолеток обычно наказывали меньше), или же ничем не отличать малолеток от людей взрослых: прощать ли раскаявшихся или же человеку, который был христианином, отречение не поможет, и следует наказывать само имя, даже при отсутствии преступления, или же преступления, связанные с именем (см. примечание 1).

Пока что с теми, на кого донесли (см. примечание 2) —  как на христиан, я действовал так.

 

* * *

Я спрашивал их самих, христиане ли они; сознавшихся спрашивал во второй и третий раз (см. примечание 3), угрожая наказанием; упорствующих отправлял на казнь.

Я не сомневался, что в чем бы они ни признались, но их следовало наказать за непреклонную закоснелость и упрямство (см. примечание 4);.

Были и такие безумцы (см. примечание 5), которых я, как римских граждан, назначил к отправке в Рим.

 

* * *

Затем, пока шло разбирательство, как это обычно бывает, преступников стало набираться все больше, и обнаружились случаи разнообразные.

Мне был предложен список, составленный неизвестным и содержащий много имен.

Тех, кто отрицал, что они христиане или были ими, я решил отпустить, когда они вслед за мной (см. примечание 6) призвали богов, совершили перед изображением твоим, которое я с этой целью велел принести вместе со статуями богов, жертву ладаном и вином, а кроме того похулили Христа: настоящих христиан, говорят, нельзя принудить ни к одному из этих поступков.

Другие названные доносчиком сказали, что они христиане, а затем отреклись: некоторые были, но отпали, одни три года назад, другие много тому лет, некоторые лет тому двадцать.

Все они почтили и твое изображение, и статуи богов и похулили Христа.

 

* * *

Они утверждали, что вся их вина или заблуждение состояли в том, что они в   установленный день (воскресение) собирались до рассвета, воспевали, чередуясь, Христа как Бога и клятвенно обязывались не преступления совершать, а воздерживаться от воровства, грабежа, прелюбодеяния, нарушения слова, отказа выдать доверенное.

После этого они обычно расходились и сходились опять для принятия пищи, обычной и невинной, но что и это они перестали делать после моего указа, которым я, по твоему распоряжению, запретил тайные общества.

Тем более счел я необходимым под пыткой допросить двух рабынь, называвшихся служительницами (диаконис), что здесь было правдой, и не обнаружил ничего, кроме безмерного уродливого суеверия.

Поэтому, отложив расследование, я прибегаю к твоему совету.

 

* * *

Дело, по-моему, заслуживает обсуждения, особенно вследствие находящихся в опасности множества людей всякого возраста, всякого звания и обоих полов, которых зовут и будут звать на гибель.

Зараза этого суеверия прошла не только по городам, но и по деревням и поместьям, но, кажется, ее можно остановить и помочь делу.

 

 

 

Письмо 97

 

Траян Плинию.

Ты поступил вполне правильно, мой Секунд, произведя следствие о тех, на кого тебе донесли как на христиан.

Установить здесь какое-нибудь общее определенное правило невозможно.

Выискивать их незачем: если на них поступит донос и они будут изобличены, их следует наказать, но тех, кто отречется, что они христиане, и докажет это на деле, т. е. помолится нашим богам, следует за раскаяние помиловать, хотя бы в прошлом они и были под подозрением.

Безымянный донос о любом преступлении не должно приобщать во внимание.

Это было бы дурным примером и не соответствует духу нашего времени

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

Примечание 1: Преступления, связанные с именем.

 

В процессах против последователей чужеземных культов (Ваал, религия галлов) осуждались не самые культы, а преступления, с ними связанные (человеческие жертвоприношения у друидов, например). «Преступления» — flagitia — считались связанными с данным культом. Христиан обвиняли в преступлениях чудовищных, в убийствах младенцев, поедании их мяса, свальном грехе. Что эти обвинения, широко распространенные среди языческой черни, находили какой-то отклик и среди образованного класса, доказывает отзыв Тацита о христианах: секта «пагубная», «навлекшая своими мерзостями всеобщую ненависть» (Анн. 15, 44) и Светония: «люди, преданные новому и злотворному суеверию» (Нер. 16, 2). Ответ Траяна свидетельствует, что император этим наветам не верил.

 

Примечание 2: Пока что с теми, на кого донесли.

 

До императора Валериана официальных преследований христиан не было. Преследования были «местные, по городам, поднятые восставшей чернью» (Евсевий. Церк. история 3, 32), которую науськивали или принципиальные враги христиан, или те, кому оно наносило материальный ущерб: жрецы языческих культов, торговцы жертвенными животными, мясники, продававшие жертвенное мясо. Иногда погром вызывали сами христиане оскорблением языческой святыни. Не было и общеимперского закона против христиан: ни Тацит, ни Светоний, ни Плиний такого закона не знают, сам Траян в ответе Плинию отказывается установить какое-либо общее правило. И внимание Плиния к христианам привлек частный донос.

 

Примечание 3:  Спрашивал во второй и третий раз.

 

Обвиняемым давали срок одуматься. Когда к Сатурнину, проконсулу Африки, привели христиан, он спросил «не дать ли вам времени для обдумывания? Вот вам 30 дней». Судьи часто прилагали все усилия к тому, чтобы добиться отречения и отпустить узников.

 

Примечание 4: Наказать за непреклонную закоснелость и упрямство.

 

Римскому магистрату была безразлична религия обвиняемых: он наказывал за неподчинение ему, представителю римской власти.

 

Примечание 5:  Были и такие безумцы.

 

Римский консул мог приносить жертву Юпитеру Капитолийскому, совершенно не веря в его существование: он исполнял свой долг римского гражданина и магистрата — и только. К тому, во что он верил, это не имело никакого касательства. Другое дело христианин, уверовавший в «Бога Живого» (Ис. 56:8), который дал ему право называть его Отцом (Math. VI, 8, 15), обещал победу над смертью и жизнь бесконечную. Новая вера становилась содержанием жизни, опорой и утешением. Судья и подсудимый жили в совершенно разном мире мыслей и чувств: для Плиния не захотевший отречься — «безумец», а «безумец» убежден, что своим отказом он сохранил себя для Христа и жизни вечной.

 

Примечание 6:  Они вслед за мной.

 

Плиний произносил молитвенную формулу, которую за ним повторяли.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Напишите, что думаете по поводу статьи. Оставьте комментарий!x