О сущности первородного греха

Догмат искупления можно по полному праву назвать центральным во всём христианском учении, без которого тема распятия и воскресения Иисуса Христа действительно бы не имела смысла. Как однажды об этом сказал апостол Павел,  «тщетна и вера ваша» (1Кор. 15:14). Разумеется, что по данному вопросу уже написано действительно немало, и я не собираюсь здесь на нём подробно останавливаться. Моя задача – разобраться в том аспекте, ради которого и было совершено данное искупление. Попытаться понять то, что изначально послужило причиной совершения такого искупительного действия, как распятие Христово.

Прежде, чем перейти к обсуждению поставленного нами  вопроса, есть, как уже сказано, смысл немного остановится на сущности самого этого искупления, без знания которой раскрытие нашей темы будет тоже практически невозможно. Для этого определим сначала, в чём  именно состояло это искупление Господом Иисусом Христом через его распятие на кресте, что данное искупление в себя включает, а уж потом ответим на поставленный нами вопрос: что за грех был совершён, ради которого и произошло это самое искупление. Ведь недаром апостол Павел назвал Христа жертвой «умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов» (Рим. 3:25). Но о каком умилостивлении идёт речь? Наиболее распространённый ответ содержится в том же стихе – в прощении грехов. Ответ, конечно же, верный, но не полный. Ведь человечество после распятия и воскресения Христа не вернулось в рай, а земля не стала вновь Эдемским садом, где Господь Бог поселил первого человека (Быт. 2:8). Да, прощение наступило. Но какое? Ранее ветхозаветный человек ради искупления грехов совершал жертвоприношение, как говорил об этом тот же апостол Павел:

Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения.

(Послание к Евреям 9:22)

Но затем при распятии проливается кровь Христа. И вот так об этом пишет апостол:

Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя, непорочного, Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел для служения Богу живому и истинному!

(Послание к Евреям 9:12-14)

…так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение.

(Послание к Евреям 9:28)

А где прощение грехов, там не нужно приношение за них.

(Послание к Евреям 10:18)

Общий смысл приведённых цитат вполне понятен. Христос, будучи олицетворяем как жертва за грех, одним этим актом как бы отменяет все, указанные в Законе,  жертвоприношения, необходимость в которых после этого практически отпадает. Но что дало человечеству такое прощение грехов? Ответ мы находим снова в слове «умилостивление». А оно имеет в себе ещё и такой смысл, как примирение человека с Богом. Вот как об этом говорит Библия:

Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения.

(Второе послание к Коринфянам 5:18,19)

И не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение.

(Послание к Римлянам 5:11)

Примирение означает, что удалено препятствие, как бы некоторая стена, которая ещё отделяла человека от Бога, и человек должен был снова и снова приносить жертвы, кровь которых как бы на время приоткрывала эту невидимую завесу. Но человек грешил и дальше, а потому для своего прощения он приносил новые жертвы. Процесс, в сущности, снова повторялся. И прошу заметить одну существенную деталь: за грех человека проливалась кровь невинного животного. А это имело немалое духовное значение – за грехи людей также пролита была именно невинная кровь. (Евр. 9:14). Именно Иисус Христос через принесение Себя в жертву остановил этот прежний процесс жертвоприношений (Евр. 10:14). Что же в итоге это изменило?

До Христа путь спасения был довольно сложен и требовал исполнения всего Закона (Иак. 2:10). А это было непросто, как признавали апостолы (Деян. 15:10), а ранее и сам Спаситель:

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими;

потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.

(Св. Евангелие от Матфея 7:13,14)

Но это было ещё верно до Воскресения Христова. После этого события ситуация уже изменилась. Люди вплотную как бы приступили «к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов» (Евр. 12:22). «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков» (Тит. 2:11). Врата, ведущие в жизнь, стали после этого шире. И в этом, разумеется, была своя логика.

Ибо если бы первый завет был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому.

(Послание к Евреям 8:7)

Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер.

(Послание к Галатам 2:21)

Спасение человека стало теперь непосредственно зависеть от его веры и его дел (Иак. 2:17), от обретённой благодати (Рим. 11:6). А само жертвоприношение приняло иной вид.

…и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом.

(Первое послание Петра 2:5)

Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе.

Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей.

(Послание к Римлянам 14:17,18)

Теперь переходим к рассмотрению того самого начала греха, ради которого в первую очередь и было совершено данное искупление. Ведь как бы мы не рассматривали человеческую природу, подобное описание всегда будет возвращать нас к тому первородному греху, во многом определившему дальнейшую историю человечества. И эта идея наглядно выражена в следующих стихах:

Для них Я сотворил век; но когда Адам нарушил Мои постановления, определено быть тому, что сделано. И сделались входы века сего тесными, болезненными, утомительными, также узкими, лукавыми, исполненными бедствий и требующими великого труда. А входы будущего века пространны, безопасны и приносят плод бессмертия.

(3 Ездры 7:11-13)

Здесь как бы одновременно приведены последствия греха, совершённого первым человеком – Адамом, так и последствия искупления этого греха Иисусом Христом, о чём нами было рассказано выше. Как писал апостол: «Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (Ин. 3:8). Аналогичные утверждения есть и в других местах Писания.

Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут…

(Первое послание к Коринфянам 15:22)

Так и написано: «первый человек Адам стал душою живущею»; а последний Адам есть дух животворящий.

(Первое послание к Коринфянам 15:45)

Теперь мы непосредственно переходим к подробному рассмотрению того самого первородного греха, что и был совершен Адамом. Начать же здесь следует с момента сотворения самого человека.

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.

(Книга Бытие 1:26)

Создание человека по образу и подобию Божия означает совершенство этого творения. Человек находится в данный момент в согласии и гармонии с единой природой Божией. И дано это человеку не просто так. Ему предстоит стать настоящим наместником на земле для дальнейшего исполнения воли Бога – владычествовать «над всею землёю». Чтобы выполнить эту непростую миссию, человек должен обладать для этого необходимыми качествами, главным из которых было знание именно добра, что означало жить для исполнения воли Всевышнего. Первый человек этим качествам вполне соответствовал, о чём не раз подтверждается в Библии.

Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего.

(Премудрость Соломона 2:23)

Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония.

(Иезекииль 28:15)

Однако, созданный «по образу и подобию» Бога, человек не был, разумеется, тождественен своему Создателю. И прежде, чем стать полноправным наместником на земле, первый человек – Адам должен был бы этому ещё научиться. Ему давалась огромная власть, а ей надо было ещё уметь пользоваться. Для этого Господь Бог и поселил Адама в специально приготовленном для этого месте – Эдемском саду (Быт. 2:8). Но в этом саду была одна особенность. Там Бог посадил среди других растений два знаковых дерева – дерево жизни и дерево познания добра и зла (Быт. 2:9). С любого дерева, в том числе с дерева жизни, Адам мог употреблять в пищу их плоды (Быт. 2:16-17), тем более, что дерево жизни давало ему бессмертие. Но вот плоды дерева познания добра и зла для Адама были запретны (Быт. 2:17).

Для чего же Господь Бог посадил это дерево? Ответы на этот вопрос давались разные, но основная мысль заключалась в том, чтобы Адам не знал что такое вседозволенность. Ведь никаких иных запретов в этом райском саду для Адама не существовало. Первый человек обладал, можно сказать, полной свободой, но в рамках послушания Господу Богу. Не было даже запрета выходить за пределы Эдемского сада. Этот райский уголок не являлся тюрьмой для Адама. Херувим с огненным мечом у ворот этого сада стоять будет позже (Быт. 3:24). Но Бог дал понять Адаму, что существовать должны не только дозволенность, но и ограничения. И дерево познания добра и зла стало именно таким ограничением. Итак, Адам слову Божию ещё продолжает следовать, а потому Бог даёт ему обещанное:

Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.

(Книга Бытие 2:19)

Человеку предоставлено право называть животных так, как он сочтёт это нужным, и Бог при этом не меняет решение Адама о наречённых именах. Происходит то, как примерно позже будет сказано в Евангелии – «что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мат.18,18). Право давать имена – и есть, по сути, один из процессов наделения властью. В частности, именно так поступил начальник евнухов царя Навуходоносора в отношении Даниила и его друзей, дав им новые имена (Дан. 1:7), обозначив так царскую власть над ними. Таким образом, в отношении Адама идёт постепенное наделение человека этой властью над природой. Сначала он фактически был властен, пусть с небольшим ограничением, в пределах райского сада, а теперь уже — и над подконтрольным ему животным миром.

Теперь наступает следующий акт – сотворение женщины.

И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.

И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего.

Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть.

(Книга Бытие 2:22-24)

Библия объясняет цель такого создания – Адаму необходим был помощник в его непростой миссии (Быт. 2:20). Но почему именно женщина? Казалось бы, в качестве полноценного помощника подошёл бы также мужчина. Но Бог определил здесь нечто большее – человек не должен был оставаться на земле в одиночестве. Ему надо было для этого «плодиться и размножаться», ибо эту землю он должен был собой ещё и наполнить (Быт. 1:28). Без женщины, разумеется, это было бы невозможно. И о её будущем назначении как жены высказался даже сам Адам.

Этот процесс, однако, должен был произойти позже. Об отношении Адама и его жены друг по отношению к другу, названной им впоследствии Евой (Быт. 3:20), сказано довольно кратко и при этом очень ёмко: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт. 2:25).

«Наги» означало не только то, что первые люди ещё тогда не носили одежды. Они, в сущности, были открыты друг другу и, разумеется, по отношению к Господу Богу. Открыты как материально, так и духовно. «Не стыдились» — значит, не боялись друг друга, имели между собой взаимное доверие. Им не были свойственны низменные страсти и желания, а их собственный взгляд друг на друга хранил взаимоуважение и целомудрие. Разумеется, все эти качества непосредственно способствовали прямому их общению с Богом.

Мы не можем сказать, сколько времени продолжалась жизнь Адама и его жены в раю, но конец этому пришёл, судя по всему, намного раньше, чем должен был он так или иначе наступить. По крайней мере, первым людям были приготовлены для такого дня специальные одежды, которыми Адам и его жена уже не смогли  воспользоваться (Иез. 28:13).

Не всем, как оказалось, нравились такие отношения между людьми и Богом, а потому нашёлся тот, кто сумел этому процессу активно помешать. Разумеется, виновником этого был сатана. Казалось бы, такому персонажу не место было находится в раю, там, где имелось особенное присутствие Господа Бога. Но сатана был «хитрее всех» (Быт. 3:1). Он превращается в змея и тайно проникает в Эдемский сад. Но кого сначала он желает соблазнить? Кто должен первым поверить его обману? Разумеется, для этой цели существо должно быть наиболее слабое, и таковой оказывается именно женщина. А началось всё с простого и, казалось бы, безобидного вопроса.

И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: «не ешьте ни от какого дерева в раю»?

(Книга Бытие 3:1)

На первый взгляд, ничего странного – просто обычное любопытство. Но в нём уже таится сомнение в словах, произнесёнными по отношению к Богу: «подлинно ли сказал Бог». Ничего не подозревавшая женщина дала змею честный ответ:

И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.

(Книга Бытие 3:2,3)

Мы не знаем, от Адама она услышала о таком указании Божием, или Сам Бог повторил для неё этот запрет, фактом остаётся то, что женщина об этом прекрасно знала. Хотя, когда Бог говорил такие слова Адаму, то в них не было запрета прикасаться к этому дереву (Быт. 2:17). Но жена Адама понимала этот запрет именно так, что, в принципе, по её понятию, тоже было верно. Но у змея и на это был уже готовый аргумент.

И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.

(Книга Бытие 3:4,5)

За посеянным сомнением следует уже прямой обман. Бог, дескать, скрывает от них правду. Им говорил, что умрёте, а на самом деле они познают, так сказать, ранее им недоступную истину, владеют которой только высшие существа духовного мира, названные здесь богами. Человек к этому времени уже познал, что такое власть, с тех пор, как ещё нарекал именами животных. Какие-то определённые достижения в этой сфере, очевидно, уже имели место. И тут как бы открывалась новая перспектива – самим стать «как боги». Нужно ли будет дальше теперь повиноваться Богу, если самим можно стать такими же или почти такими же, как Он? Нужен ли после этого будет им сам Бог? И этот фактор сыграл здесь свою роковую роль.

И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.

(Книга Бытие 3:6)

Прервём здесь немного наш рассказ для того, чтобы подробней разобраться в сущности самого «дерева познания добра и зла». На еврейском языке оно звучит примерно так: Эц адас тоф вул ру. Эц – дерево, адас – знание, тоф – хорошее, вул – и, ру – плохое. В итоге – дерево знания хорошего и плохого. Слово «тоф» означает именно «хорошее», так как «добро» имеет другое значение – «хэсед», а это «хорошее» включает в себя довольно широкий спектр понятий, что нам предстоит ещё исследовать. А теперь продолжим.

Что же всё-таки произошло? Сначала заметим, как здесь сказалась хитрость сатаны. Он не обманул людей в том, что они не умрут тут же, отведав запретный плод. Более того, данный плод действительно оказался приятным как на цвет, так и на вкус. Женщина, съевши его, сразу убедилась в этом, уговорив Адама сделать то же самое. Но только после этого они оба поняли, что влекла за собой эта «правда» от сатаны.

И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.

(Книга Бытие 3:7)

Что значит – «открылись глаза»? Разве до этого Адам и его жена были слепыми? Разумеется, нет. До этого их глаза, можно сказать, видели только одно хорошее или даже прекрасное. Знали они действительно только добро, которое заключалось в неукоснительном соблюдении воли Божией. Для первых людей это было действительно величайшей мудростью, как впоследствии об этом точно напишет царь Соломон.

Начало мудрости — страх Господень, и познание Святого — разум;

потому что чрез меня умножатся дни твои, и прибавится тебе лет жизни.

(Притчи 9:10,11)

Теперь эта мудрость отступила от первых людей. Неоправданное любопытство преодолело страх перед Господом Богом ради нарушения наложенного запрета. Теперь Адам и его жена увидели, что есть ещё и «плохое», что кроме добра есть, оказывается, и зло. Казалось бы, ну что здесь действительно можно назвать плохим, кроме, конечно, того, что они ослушались Бога? Но не будем спешить с выводами.

Я не зря остановился на смысле значения дерева познания добра и зла. Дело в том, что такое знание – хорошего и плохого – обуславливало собой, в первую очередь, необходимость осознанного выбора между этими понятиями. Что это означает, рассмотрим на примере уже упомянутого нами царя Соломона – сына знаменитого царя Давида. Именно эти два качества – различения хорошего и плохого – просил Соломон у Господа Бога при приобретении высокой мудрости, дарованной ему также от Бога.

…даруй же рабу Твоему сердце разумное, чтобы судить народ Твой и различать, что добро и что зло; ибо кто может управлять этим многочисленным народом Твоим?

И благоугодно было Господу, что Соломон просил этого.

И сказал ему Бог: за то, что ты просил этого и не просил себе долгой жизни, не просил себе богатства, не просил себе душ врагов твоих, но просил себе разума, чтоб уметь судить, — вот, Я сделаю по слову твоему: вот, Я даю тебе сердце мудрое и разумное, так что подобного тебе не было прежде тебя, и после тебя не восстанет подобный тебе…

(Третья книга Царств 3:9-12)

Из текста хорошо видно, что приобретение такого качества, как различение добра и зла, делало царя Соломона уникальной личностью, в мире которой не было равной. Но почему требования касались именно такого высокого свойства? А дело в том, что такие понятия, как добро и зло не стоят как бы особняком друг от друга. Напротив, они настолько уже были перемешаны в человеческой природе, что часто невозможно понять, где же все-таки кончается зло и начинается добро. И чтобы суметь их различить, требовались действительно высокие человеческие способности и знания, которые и были даны Соломону. Однако эти выдающиеся качества тоже не спасли Соломона от его собственного грехопадения, которое ввело его впоследствии в явное идолопоклонство (3Цар. 11:5-6).

Именно такая неопределённость на пути познания добра и зла творилась в процессе грехопадения в голове Адама и его жены. Ни он, ни она не были готовы к тому, чтобы сразу научиться распознавать увиденное ими в существовании добра и зла, ощутив на себе при этом неумение их правильно различать. Вот именно на эту проблему и открылись у них глаза. Оба узнали, в частности, что они наги. Но это означало не только то, что первые люди обнаружили на себе отсутствие одежды. Они и прежде в ней не нуждались. «Наги» — значит, ощутили свою беззащитность и беспомощность по отношению возникшим друг к другу плотским страстям, когда открылось прежде неведомое им влечение. И чтобы это утаить, они стали прикрывать обнажённые части тела фиговыми (смоковными) листьями – от дерева инжир. Но беззащитность свою Адам и его спутница обнаружили не только по отношению друг к другу. Это же самое они почувствовали и по отношению к Богу.

И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая.

(Книга Бытие 3:8)

Наивно, конечно, думать, что Господь Бог якобы опасался жары, посетив Эдемский сад «во время прохлады дня». Нет, Всевышний уже знал о том, что первые люди нарушили Его запрет. Особенность заключалась в том, что Адаму и его жене не было никакой необходимости во время этой прохлады прятаться за деревья. Но они, как написано, скрылись там, испугавшись, разумеется, не жары, которой в это время уже не было, а самого Господа Бога.

И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты?

(Книга Бытие 3:9)

Разумеется, и здесь Господь Бог знал, где находились в это время первые люди. Но Богу не было необходимости играть с ними «в прятки». Ему нужно было, чтобы Адам сам вышел к Нему. Но этого не произошло: Адам отказывается показаться перед Богом, ссылаясь на собственную наготу (Быт. 3:10). Так между Богом и человеком постепенно стала расти дистанция, прежде которой с сотворения Адама ещё не было. Но Бог продолжает взывать к человеку, чтобы услышать от него покаяние в совершённом грехе – ослушании.

И сказал Господь Бог: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела.

(Книга Бытие 3:11-13)

Но вместо раскаяния в собственном грехе Адам идёт на самооправдание, переводя сначала всю вину с себя на жену, а затем и на Самого Бога. Господь Бог, оказывается, будто ещё и виноват в том, что дал ему такую жену. Последней же ничего не оставалось, как обвинить во всём змея, иначе говоря, сатану. Итак, никакого акта раскаяния не произошло. Ни Адам, ни его жена не признали своей вины в нарушении данного им запрета. А там где нет раскаяния, не может быть и прощения. За совершенной провинностью неизбежно должно было последовать наказание, что, собственно, и произошло.

Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: «не ешь от него», проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей…

(Книга Бытие 3:17)

…в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

(Книга Бытие 3:19)

Адам стал недостойным того, чтобы продолжать жить в уютном Эдемском саду, где он не знал никаких проблем. «Проклята земля за тебя» — выражение, которое часто толкуют как изменение природной среды в результате грехопадения Адама. Но мне сдаётся, что здесь смысл другой. Земля Эдемского сада была благословенна Богом, и постоянно растила плоды для пропитания его обитателей. Но вот за пределами этого райского уголка земля была совершенно другой, плоды с которой собирать можно только после тяжёлого кропотливого труда. И в этом смысле состояло её проклятие, что она была лишена такого благословения, как райский сад. Иными словами, природа Эдемского сада сильно отличалась от той, что находилась за его пределами. Адаму также было объяснено, что значили слова прежнего запрета относительно дерева познания добра и зла – «смертью умрёшь» (Быт. 2:17). Первые люди утратили в результате совершённого греха собственное бессмертие – «и в прах возвратишься», в чём также одновременно заключался обман сатаны – «не умрёте». Как позже будет сказано о нём: «лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

Но людей ожидали не только трудности физического характера. Впереди предстояла им и духовная борьба. Встреча с сатаной в Эдемском саду не стала для потомков Адама и Евы последней (Лк. 4:2-3).

…и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту.

(Книга Бытие 3:15)

В этой цитате Господь Бог проклинает змея за обман первозданных людей. Но мы-то уже знаем, кто был в образе этого змея. Тем более, что змеи, как биологический вид, вовсе не обижены своей природой, не уступая по скорости и реакции другим животным. Бог проклял здесь именно сатану. И на этой основе мы делаем следующие выводы.

Вражда «между тобою и между женою» есть постоянная борьба между сатаной и человеком, «между семенем твоим и между семенем её» есть противостояние между последующим человечеством и окружающими его тёмными силами. Имеется и другое толкование этих слов. Под «семенем её» понимается иногда сам Иисус Христос, как рождённый от девы (Мат.1,21-23). Но до этого события было ещё очень далеко. Первых людей ждала куда более близкая перспектива: «оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». Иными словами, человека от тёмных сил будет преследовать зло, а человеку это зло непрерывно придётся преодолевать на протяжении всей последующей истории.

Итак, приговор объявлен – Адам и его жена, которую он назвал Евой (жизнь), как будущей матери всех живущих (Быт. 3:20), должны покинуть Эдемский сад, который, в итоге, для них стал чужим. Но при изгнании Адама и Евы из рая Господь Бог произнёс очень интересную фразу, которую тоже следует рассмотреть.

И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.

(Книга Бытие 3:22)

Это предостережение имеет очень глубокий смысл. «Стал как один из Нас» — из представителей духовного мира – Господа Бога и ангелов. Есть ещё толкование – один из Троицы, но я такой вариант не разделяю, так как неуместно сравнивать Адама с высшими ипостасями. Тем не менее, такая тождественность – «один из Нас» — касалась только одного свойства – знания добра и зла. О полном тождестве речь здесь, разумеется, не идёт. На примере Соломона мы уже показали, что значит для человека знание хорошего и плохого. Человек после этого грехопадения стал таким существом, который не просто познал, что есть добро и зло, но что это всё изнутри его же и исходит. Именно об этом говорил потом сам Спаситель.

Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, — всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека.

(Св. Евангелие от Марка 7:21-23)

Человек, совершивший грех, сам становится в итоге источником греха. Так следовало ли после этого оставлять доступ первым людям к дереву жизни, плодами которого они питались ранее (Быт. 2:16), после того, как человек стал уже иным? Достоин ли такой человек жить вечно? Господь Бог дал ясный ответ на этот вопрос – нет. Но что же, всё-таки, стало в итоге с человеком после этого грехопадения? Чем была в итоге повреждена его природа, лишив первых людей прежнего их совершенства? Ответить надо и на этот вопрос, с целью подвести всё сказанное к одной, общей системе выводов.

Богословы обычно выделяют три аспекта этого повреждения, основываясь на трудах преподобного Максима Исповедника: страстность, тленность и смертность. Первый аспект – страстность – относится непосредственно к душе. Сущность страстности состоит в том, что человек склонен часто творить то, что диктуют потребности его тела. Если служение Богу предполагает некоторое укрощение этих плотских потребностей, умение держать их под контролем, обуздывать эти помыслы, держа их под духовным началом, то потакание этим телесным наклонностям, которые, наоборот, уводят человека от духовного пути, ведёт, как говорил апостол, уже к язычеству (Кол. 3:5). А оно, в свою очередь, приравнивалось всегда к службе бесам (1Цар. 15:23; 1Кор. 10:20).  Но страстность этим, увы, не ограничена. К ней относятся все помыслы человека, отдаляющие его от Бога.

Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю.

Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех.

(Послание к Римлянам 7:19,20)

Второй аспект – это тленность. Человек стал подвластен окружающему влиянию. Его спутниками стали не только жара, голод и холод. Человек стал подвержен различным болезням, стареть и ослабевать, как телом, так и разумом. Время стало контролем всего хода его жизни, а остановить данный процесс своего угасания человеку было уже не под силу. Для кого-то эти стадии тления шли медленнее, для кого-то быстрее, но их нельзя было повернуть в какую-либо сторону, или увести вспять.

Ты возвращаешь человека в тление и говоришь: «возвратитесь, сыны человеческие!»

(Псалтирь 89:4)

Наконец, третий аспект – смертность – есть итоговая кульминация двух предыдущих аспектов. Неизбежно наступает момент, когда душа начинает расставаться с телом.

И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его.

(Екклесиаст 12:7)

Адам и Ева, как уже было сказано, не должны больше были употреблять плоды «от дерева жизни», которое прежде и давало им бессмертие. Будучи отрезанными от территории Эдемского сада (Быт. 3:24), они оказались лишены такой возможности, и не могли уже жить вечно. Таким образом, в мир пришла человеческая смерть, а вместе с ней и страх ожидания этой смерти.

Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом — смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили.

(Послание к Римлянам 5:12)

Именно все эти три аспекта были унаследованы человечеством от первозданных людей, придав последующим поколениям такую духовную и физическую природу, которая досталась им от утраты прежней, данной первым людям совершенности. И эту повреждённую в результате первого грехопадения природу человек нёс на себе всегда на протяжении всего своего развития. Через все эпохи, достижения и неудачи. И именно ради искупления за такое несовершенство была принесена эта жертва умилостивления через распятие Иисуса Христа, о которой когда-то говорил ещё пророк Исаия (Ис. 53:10). Конечно, неверно было бы утверждать, что каждый человек постоянно расплачивается именно за грехи Адама. Правильнее сказать, что человек несёт на себе повреждённую в Адаме человеческую природу, которая и склоняет любого человека ко греху, но ответственность при этом каждый несёт только за свои собственные дела и поступки (Мф. 16:27; Рим. 14:12).

2018 г.

 

Подписаться
Уведомить о
5 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
5
0
Напишите, что думаете по поводу статьи. Оставьте комментарий!x